Пожалуйста, подождите...
Районная больница

Последний эпизод

- Скоро наступит этот самый день, и я отсюда уеду. Но мы никогда об этом не говорили. Верно?

Она поправила очки. Не потому что ей нужно было поправить очки.

Я уже был готов запустить свой типичный и дурацкий поведенческий шаблон – задать вопрос, самому на него ответить и объяснить, почему правильно именно так. Но Инна Алексеевна решила не развозить сопли и спросила, глядя мне прямо в глаза: "Что произойдёт после того как ты уедешь?"

...

Между мной и Одессой была суббота и воскресенье. И эту субботу и воскресенье я намеревался провести в обществе Инны Алексеевны. Хочешь рассмешить Бога? Расскажи ему о своих планах. Суббота началась рано утром и плавно перетекла в воскресенье. Честно говоря, я не помню, сколько было операций. Они шли одна за другой, как нескончаемый дождь. Да какой там дождь. Как селевой поток.

...

Я вернулся домой в воскресенье, около 7 вечера. Сил хватило только на то чтобы выключить кипятильник и сдёрнуть покрывало. За несколько секунд, предварявших моё практически мгновенное погружение, я успел подумать об Инне Алексеевне, и о том, что тот, кто пристроил нам такие последние выходные, вообще не романтичен и ничего не понимает в справедливости.

...

В дверь стучали так, как будто бы я был должен всей Великомихайловке. Причём не один раз.

...

Моим самым ужасным кошмаром из видеомагнитофонного детства был фильм "Извне", поставленный по мотивам одноименного рассказа Говарда Филлипса Лавкрафта. Чуть позже он сменился Страшилой из одноименного рассказа Стивена Кинга, а потом… Да какая разница что было потом? В Великомихайловке моим самым страшным кошмаром была мысль о кесаревом сечении, которое я провожу на мешке Амбу. И в этот раз нельзя было нажать на кнопочку стоп или захлопнуть книгу. В этот раз надо было одеваться и ехать на встречу с ним, с эти кошмаром, лицом к лицу.


Последний эпизод "Районной больницы" посвящён Михаилу Петровичу Стоянову и Игорю Леонтьевичу Басенко. Без вас ничего бы этого не было.